исламский дом терпимости в махачкале адрес телефон инстаграм

Войдите в ОК

Дом терпимости в Махачкале — как это работает

Жена на ночь — такую услугу предоставляют в Дагестане специальные заведения. Но это совсем не привычные бордели. Их клиентура — мусульманские мужчины, которые девушек не снимают, а берут в жены. Корреспондент PublicPost исследовал специфику «исламской» проституции.

Не путать с борделями
Аминат Умарова (имя изменено) не любит, когда ее мини-отель называют борделем. «Специальный дом — так правильно», — говорит она. В чем специальность? «Дом предоставляет услуги для специфической клиентуры — мусульман. Суть такая, что не все мужчины могут позволить себе взять вторую жену. Или попросту не хотят. Они приходят сюда, выбирают понравившуюся девушку, а затем мы зовем муллу, который заключает между клиентом и девушкой брак. Как правило, утром клиент своей уже жене говорит три раза «я с тобой развожусь», а в исламе это достаточное основание для развода».
По словам Аминат, подобных домов только в Махачкале пять-шесть: «Между прочим, такие дома у нас появились в прошлом году. Идея таких заведений не свежа — они давно уже есть в арабских странах. У нас они тоже сейчас становятся популярнее обычных саун («сауна» в Дагестане — синоним борделя — прим. ред.). Да, для светских людей наши заведения — те же публичные дома, но для религиозных — нет. Они хотят отдохнуть, жена надоела им. Всякое же бывает. Да и девушки идут к нам на работу охотно, кстати. Из тех же саун уходят к нам».
Аминат зовет в свой кабинет работницу. Девушка представляется Джамилей. Она объясняет, что работа в этом доме — своеобразный шанс для девушки: «Шанс в том, что клиент, т. е. муж, если ты ему понравишься, может забрать тебя с собой. Две мои знакомые, которые со мной работали, уезжали в нормальную жизнь отсюда. Тут вся хитрость в том, что мужчины, грубо говоря, играют по исламским правилам».
Аминат знает, что короткие браки в исламе не приветствуются, но у нее есть своеобразное оправдание: «Есть же в исламе понятие «временный брак», т. е. так называемый брак для удовольствия, но он может перерасти в настоящую семью. Молодежь вон сейчас только так и женится, а через месяц или два разводятся. Да и не только молодежь. Мужчины, у которых есть, скажем так, официальная жена, тоже так женятся. А в том, что у них есть вторая жена, они не обязаны отчитываться ни перед кем».
Лучше три, чем одна
Жителю Махачкалы Исрапилу Шарапудинову (имя изменено) в этом году исполнится 35 лет, и совсем недавно он обзавелся третьей женой. А нашел ее в заведении Аминат. «Одна жена у меня живет здесь, в Махачкале, другая в Хасавюрте, а третью я поселил в Каспийске. Первые жены живут в квартирах, которые я купил. Новая жена сейчас живет в съемной двушке, но если Аллах даст, куплю и ей отдельную квартиру скоро. Знают ли жены друг о друге? Третья только знает, а остальным незачем знать. Если меня нет дома, то для них это значит, что я на работе, бизнесом своим занят», — рассказывает Исрапил.
По его словам, всеми женами он доволен, а что касается бывшего места работы его третьей жены, то он эти дома считает противоречащими исламу: «Слушайте, ну мы же с вами неглупые люди и все прекрасно понимаем, что к чему. Такие заведения, однозначно, грех. Это ты людям можешь сказать, что по исламу женился, но прекрасно для себя знаешь, что банально снял девушку. Но эти дома, где формальности заключения брака по исламу более или менее сохранены, дают повод быть чистыми. Минимум, в глазах людей.
И в Дагестане не каждый мужчина осмелится уехать с девушкой в качестве жены из сауны — боятся осуждения людей, хотя они, согласно исламу, должны гордиться, что вытащили из такого места девушку. А из таких домов ты можешь уехать сразу с женой, с которой брак заключен по исламу».
Исламом тут и не пахнет
Вопреки распространенному мнению, в исламе нет такого понятия, как временный брак, рассказал заместитель имама махачкалинской центральной мечети Магомед Курбандибиров, который отвечает за вопросы бракосочетания. По его словам, женитьба ради секса — грех: «Для заключения брака есть ряд условий. Одно из них заключается в том, кто выдает девушку замуж. Таким правом обладают родственники-мужчины по отцовской линии, но и то в порядке строгой очередности. То есть если отца нет, за девушку отвечает ее брат, если брата нет, то дядя со стороны отца и т. д.
Сам брак заключается при двух свидетелях, соблюдающих мусульманах. Да, брак заключается на неопределенное время. Да, возможно, что муж даст жене развод через день. Но тут главное, с каким намерением этот мужчина женился. Если только ради плотских утех на одну ночь, то это грех, такое мусульманину недозволительно».
И временные браки, и специальные дома — это от незнания религии, уверен Курбандибиров: «У нас есть исламские газеты, передачи, каналы, но люди в большинстве своем остаются невежественными в вопросах религии. Все по пять раз в день совершают намаз, постятся, отмечают мусульманские праздники, но лишь малая часть детально изучает исламскую науку. Все эти явления — и специфические сауны, и эти так называемые временные браки — это от незнания ислама».
Иранский опыт
В жестких условиях, где с одной стороны напирают традиции и общественное мнение, а с другой — религии, люди попросту нашли лазейку, которая их устраивает, рассказал дагестанский историк и исследователь ислама Камиль Магомедов: «Все всё прекрасно понимают, конечно. Люди же находят разные лазейки в законе, чтобы при совершении всяких, допустим, махинаций быть чистыми. Так и в религии находят лазейки, чтобы чистой была совесть.
В суннитском исламе, который распространен в Дагестане, нет понятия «временный брак», но в шиитском есть, и среди шиитов это распространенное явление. Правда, суннитский ислам — он тоже разный, делится на так называемые мазхабы, т. е. течения, а в некоторых из них временные браки разрешены. Но временный брак, подчеркну, одними исламскими учеными принимается, а другими — категорически нет. В шиитском Иране, кстати, эти специфичные заведения разбросаны по всей стране. Оттуда это пошло по арабским странам и рано или поздно должно было к нам добраться тоже».
Магомедов считает, что временные браки в Дагестане — это что-то вроде гражданских браков: последние, правда, в республике осуждаются, но если сказать, что женаты по исламу, то выяснять цели такого союза вряд ли кто будет.
http://gazetaby.com/cont/art.php?sn_nid=58037

Исламская проституция.
В суннитской Турции проституция легализована, и пожилым проституткам выплачивают пенсию.
Почему такая необходимость?
Коран писали с учетом сексуальных пожеланий озабоченных бедуинов.
Например: разрешение на многоженство (коран 4:3), на сексуальное рабство (коран 33:50), на не достигших половой зрелости жен (коран 65:4) и т.д.
Но необходимость в проституции в исламе осталась.
И коран и некоторые хадисы не против нее*. Хитрость состоит в том что количество браков ни их продолжительность в Шариате не ограничены, практика краткосрочного «брака» является покрывающей самую обычную проституцию.

Источник

Исламский дом терпимости в Дагестане

Жена на ночь — такую услугу предоставляют в Дагестане специальные заведения. Но это совсем не привычные бордели. Их клиентура — мусульманские мужчины, которые девушек не снимают, а берут в жены. Корреспондент PublicPost исследовал специфику «исламской» проституции.

Не путать с борделями

Аминат Умарова (имя изменено) не любит, когда ее мини-отель называют борделем. «Специальный дом — так правильно», — говорит она. В чем специальность? «Дом предоставляет услуги для специфической клиентуры — мусульман. Суть такая, что не все мужчины могут позволить себе взять вторую жену. Или попросту не хотят. Они приходят сюда, выбирают понравившуюся девушку, а затем мы зовем муллу, который заключает между клиентом и девушкой брак. Как правило, утром клиент своей уже жене говорит три раза «я с тобой развожусь», а в исламе это достаточное основание для развода».

По словам Аминат, подобных домов только в Махачкале пять-шесть: «Между прочим, такие дома у нас появились в прошлом году. Идея таких заведений не свежа — они давно уже есть в арабских странах. У нас они тоже сейчас становятся популярнее обычных саун («сауна» в Дагестане — синоним борделя — прим. ред.). Да, для светских людей наши заведения — те же публичные дома, но для религиозных — нет. Они хотят отдохнуть, жена надоела им. Всякое же бывает. Да и девушки идут к нам на работу охотно, кстати. Из тех же саун уходят к нам».

Аминат зовет в свой кабинет работницу. Девушка представляется Джамилей. Она объясняет, что работа в этом доме — своеобразный шанс для девушки: «Шанс в том, что клиент, т. е. муж, если ты ему понравишься, может забрать тебя с собой. Две мои знакомые, которые со мной работали, уезжали в нормальную жизнь отсюда. Тут вся хитрость в том, что мужчины, грубо говоря, играют по исламским правилам».

Аминат знает, что короткие браки в исламе не приветствуются, но у нее есть своеобразное оправдание: «Есть же в исламе понятие «временный брак», т. е. так называемый брак для удовольствия, но он может перерасти в настоящую семью. Молодежь вон сейчас только так и женится, а через месяц или два разводятся. Да и не только молодежь. Мужчины, у которых есть, скажем так, официальная жена, тоже так женятся. А в том, что у них есть вторая жена, они не обязаны отчитываться ни перед кем».

Лучше три, чем одна

Жителю Махачкалы Исрапилу Шарапудинову (имя изменено) в этом году исполнится 35 лет, и совсем недавно он обзавелся третьей женой. А нашел ее в заведении Аминат. «Одна жена у меня живет здесь, в Махачкале, другая в Хасавюрте, а третью я поселил в Каспийске. Первые жены живут в квартирах, которые я купил. Новая жена сейчас живет в съемной двушке, но если Аллах даст, куплю и ей отдельную квартиру скоро. Знают ли жены друг о друге? Третья только знает, а остальным незачем знать. Если меня нет дома, то для них это значит, что я на работе, бизнесом своим занят», — рассказывает Исрапил.

По его словам, всеми женами он доволен, а что касается бывшего места работы его третьей жены, то он эти дома считает противоречащими исламу: «Слушайте, ну мы же с вами неглупые люди и все прекрасно понимаем, что к чему. Такие заведения, однозначно, грех. Это ты людям можешь сказать, что по исламу женился, но прекрасно для себя знаешь, что банально снял девушку. Но эти дома, где формальности заключения брака по исламу более или менее сохранены, дают повод быть чистыми. Минимум, в глазах людей. И в Дагестане не каждый мужчина осмелится уехать с девушкой в качестве жены из сауны — боятся осуждения людей, хотя они, согласно исламу, должны гордиться, что вытащили из такого места девушку. А из таких домов ты можешь уехать сразу с женой, с которой брак заключен по исламу».

Исламом тут и не пахнет

Вопреки распространенному мнению, в исламе нет такого понятия, как временный брак, рассказал заместитель имама махачкалинской центральной мечети Магомед Курбандибиров, который отвечает за вопросы бракосочетания. По его словам, женитьба ради секса — грех: «Для заключения брака есть ряд условий. Одно из них заключается в том, кто выдает девушку замуж. Таким правом обладают родственники-мужчины по отцовской линии, но и то в порядке строгой очередности. То есть если отца нет, за девушку отвечает ее брат, если брата нет, то дядя со стороны отца и т. д. Сам брак заключается при двух свидетелях, соблюдающих мусульманах. Да, брак заключается на неопределенное время. Да, возможно, что муж даст жене развод через день. Но тут главное, с каким намерением этот мужчина женился. Если только ради плотских утех на одну ночь, то это грех, такое мусульманину недозволительно».

И временные браки, и специальные дома — это от незнания религии, уверен Курбандибиров: «У нас есть исламские газеты, передачи, каналы, но люди в большинстве своем остаются невежественными в вопросах религии. Все по пять раз в день совершают намаз, постятся, отмечают мусульманские праздники, но лишь малая часть детально изучает исламскую науку. Все эти явления — и специфические сауны, и эти так называемые временные браки — это от незнания ислама».

В жестких условиях, где с одной стороны напирают традиции и общественное мнение, а с другой — религии, люди попросту нашли лазейку, которая их устраивает, рассказал дагестанский историк и исследователь ислама Камиль Магомедов: «Все всё прекрасно понимают, конечно. Люди же находят разные лазейки в законе, чтобы при совершении всяких, допустим, махинаций быть чистыми. Так и в религии находят лазейки, чтобы чистой была совесть. В суннитском исламе, который распространен в Дагестане, нет понятия «временный брак», но в шиитском есть, и среди шиитов это распространенное явление. Правда, суннитский ислам — он тоже разный, делится на так называемые мазхабы, т. е. течения, а в некоторых из них временные браки разрешены. Но временный брак, подчеркну, одними исламскими учеными принимается, а другими — категорически нет. В шиитском Иране, кстати, эти специфичные заведения разбросаны по всей стране. Оттуда это пошло по арабским странам и рано или поздно должно было к нам добраться тоже».

Магомедов считает, что временные браки в Дагестане — это что-то вроде гражданских браков: последние, правда, в республике осуждаются, но если сказать, что женаты по исламу, то выяснять цели такого союза вряд ли кто будет.

Дубликаты не найдены

>Так и в религии находят лазейки, чтобы чистой была совесть.

Вот оно кристаллизованное лицемерие и двуличность.

Заипись они все подтянули под религию. Апплодирую. Надо нам тоже что-то подобное придумать.

Это где находится адрес может кто нибудь дать или номер

Может кто номер или адрес дать где это находится

«Жителю Махачкалы Исрапилу Шарапудинову (имя изменено) в этом году исполнится 35 лет, и совсем недавно он обзавелся третьей женой.» Дагестан вроде бы пока юридически относится к России, какие три жены. Называть-то он их может как хочет, но в случае его смерти все получит первая, если у нее печать в паспорте, а сожительницы пойдут лесом.

Если она инвалид или пенсионерка, то у нее есть право на обязательную долю. Но товарищу 35, вряд ли его жене 55 и вряд ли она инвалид, так он может все завещать сожительнице или вообще в фонд мира.

А если нет? В 35 лет о смерти не очень-то задумываешься. А если от сожительниц есть дети, то вот будет сюрприз для жены, им-то надо будет обязательную долю выделить.

на всех баранов на всех не хватает, решили пойти как все, скоро свинину нарекут халялем.

Но в разврате и проституции нет ничего плохого, в отличии от религии.

Вот это поворот

1628603934129115205

m2442067 1869873268

1631291524223755692

Том Хэнкс и Рита Уилсон отметили 33-ю годовщину свадьбы

30 апреля 2021 года Том и Рита отметили 33-ю годовщину свадьбы. А позже супруга решила поздравить любимого мужа и в социальных сетях. Уилсон опубликовала красивую фотографию, на которой многочисленные поклонники пары увидели супругов в белых нарядах на фоне живописного пейзажа.

1619972970122613378

«33 года в браке с моим лучшим другом, моим возлюбленным, моим мужчиной. Любовь побеждает»

m2719138 111381163

Между сватовством и свадьбой стараются не делать больших перерывов, так как на каждый государственный праздник нужно ходить к невесте с подарками. Это затратно. К тому же слишком долгий перерыв может плохо повлиять на взаимоотношения жениха и невесты.

На самом деле самой распространённой причиной является желание занять банкетный зал на ближайшую дату и скорее решить этот вопрос. Никто в Дагестане не любит тянуть со свадьбой.

Я знаю семью, где есть 5 дочерей. Их мама не смогла дать им даже постельного белья в качестве приданого, свадьба была во дворе на столах из сколоченных досок, но пятерых женихов это не волновало. Настолько хороши были девчонки. К тому же сваты знали к кому шли. Поэтому этот момент у нас не принципиален, обсуждаем и решаем.

Что может стать препятствием на пути брака? Сегодня сложно сказать. Вроде никаких непреодолимых преград нет, а критерии отбора перестали быть критическими.

С точки зрения ислама (если бы все дружно соблюдали его каноны) после развода все решается максимально справедливо: бывшая жена не останется на улице, детям будет где жить и на что есть.

Когда я предлагаю подать в суд на раздел имущества, на меня смотрят как на прокаженную. В основном у всех стоит штамп в паспорте, все прописаны в квартире мужа. Так в чем дело.

Страх выгребания ложкой мозга жены и ее родни, а то и угрозы со стороны бывшего супруга, коллективная привычка и неграмотность в юридических вопросах.

Данный пост является субъективным мнением автора, не претендует на оценочное мнение знатоков по бракоразводным процессам, диванных критиков и радикально настроенных граждан. Автор постарался не задеть ни одного чувства верующего, не высмеял ни одну традицию или обычай.

Ох эта свадьба свадьба свадьба

1604396984163154438

1604397029118345231

m2641554 2053181305

1612588844232368140

Жена по переписке

В самим начале 90-х годов, после окончания политеха и армии (она была в годы учебы), я приехал домой. Работы по моему профилю не было, вообще наступали смутные времена. Поэтому я по совету знакомых пошел в школу. Но не дома, мест там не было, а в один из районов области. При этом меня направили в сельскую школу, а не в райцентр. Я не планировал работать в школе, думал, что поработаю с годик и потом уйду.

Село было небольшое, порядка 400 человек, но школа была средняя полная, типовая двухэтажная. Я вел химию, так как образование у меня химическое, вдобавок мне дали биологию, географию и ещё полставки рабочего по двору. Другую половину ставки дали физруку Ильясу. Я, он и ещё оператор котельной и сторож Палыч представляли весь мужской коллектив школы. С тех пор меня и Ильяса связывает дружба, да и с Палычем мы общаемся, правда он очень сильно болеет в последнее время.

Работы в сельской школе хватает. В классах было мало учеников, редко когда больше десяти, но по своему опыту я убедился, что в таких классах работать труднее, чем в больших. В свободное время мы с Ильясом чистили снег, работали на пришкольном участке, водили во время уборки учеников на мехток и пили водку с Палычем.

Но вот после этого построить матримониальные отношения оказалось не с кем. Я уже второй год работал в школе, СССР распался, Россия не сформировалась, денег не было, зарплату платили раз в полгода, правда и она уже превращалась в копейки за месяц, инфляция была дикая. Безвременье. Уезжать куда-то мне было не на что, да и некуда. А любви хотелось.

И вот в один счастливый день мне на глаза попалась наша свежая областная газета, где была страница знакомств по переписке. Я подумал чем черт не шутит и дал объявление. Как обычно: молодой, перспективный, не женатый, не разведённый, без в/п с ч/ю с материальными и жилищными проблемами. Дал и забыл.

А в это же время в райцентре, в хирургическом отделении работала молодая медсестра, моя ровесница, которую звали Татьяной. Она также хотела любви и семьи, но не могла тоже найти себе пару. У нее был несколько лет назад молодой человек, которого жестоко убили перерезав горло. После этого она долго ни с кем не общалась.

И была у нее подружка и напарница Дамира, которая хотела помочь Татьяне наладить личную жизнь. Правда не знала с кем, подходящие кандидаты были или старые, или разведёные, или пьющие. Во время одной смены она читала свежую областную газету и наткнулась на объявление: молодой, перспективный, не женатый, не разведённый, без в/п с ч/ю с материальными и жилищными проблемами. И дала газету Татьяне, мол вот тебе кандидат, напиши. Татьяна посмеялась и сказала, что это несерьёзно.

В один из майских дней почтальон принес мне письмо. Оно было от неизвестного мне адресата, абонентского ящика. Я открыл его и прочитал, что со мной хочет познакомиться молодая и одинокая девушка, лет ей столько же, как и мне, зовут ее Татьяна, она работает медсестрой. Я в тот же вечер написал ответ, конечно я не Пушкин, но рассказал вкратце о себе.

Татьяна получила письмо, начала читать и что ее поразило, так это каракули адресата. Все дело в том, что у меня просто ужасный почерк, который иной раз просто неразборчив. Она даже подумала, что, быть может, я не учитель вообще, а какой нибудь кочегар при школе, ну не может учитель так писать безобразно. Однако написала ответное письмо, где дала свой служебный телефон.

Боже мой, какую околесицу я нес тогда! Рассказывал про студенчество, армию и прочую чушь. Татьяна же почти не говорила, а я и ни знал, о чем говорить. Мы погуляли часа два по запущенному тогда парку, поговорили о всякой ерунда и я пошел на вокзал, поехал домой. Правда оставил ей свой адрес.

Если честно, то она мне тогда не понравилась. Внешне вроде ничего, но вся какая то зажатая, молчаливая. Но и я ей тоже не понравился. Костлявый, с узким тощим лицом на коротких ножках, давно не стриженный, да и нёс какую-то ахинею. В тот вечер они много смеялись надо мной, особенно когда Света сказала: «Представляешь, а если это будет твой муж».

Я был уже второй месяц дома, и в конце августа ко мне пришло письмо от Татьяны, мол какие у нас планы, мы будем встречаться или нет. Я позвонил и ответил «Да». В начале сентября мы встретились ещё раз. Потом ещё раз, затем я стал ездит к ней в гости, а в конце декабря остался на ночь. Чувства, которых вначале не было, пришли постепенно. Любовь бывает не с первого взгляда, часто она приходит постепенно и незаметно. В конце февраля я напился вдрызг с Ильясом и всю ночь звонил ей на служебный телефон. Мол я не думал, что так получится, думал, что будет интрижка, а вышла любовь. В июне сделал ей предложение и 16 августа 1993 года мы поженились. Света оказалась пророком)))

Прошло, страшно сказать, 27 лет. Уже была серебряная свадьба, но мы не развелись, даже и не думали, хотя первый год был очень тяжёлым. Скандалы, ругань, а потом как-то притерлись. Было много испытаний, через восемь лет после свадьбы я ушел из школы и стал простым помбуром. Работал вахтой, бывало не был дома по 3-4 месяца, а потом приезжал и ехал на учебу, получал второе образование заочно. Да и сейчас работаю так, правда кое-чего достиг больше, чем просто рабочий. Были времена, когда у нас несколько лет толком не было денег. Но ни разу моя Таня не высказала мне, что я плохой муж, что приношу мало денег, что у других такие, а ты нет. Я всегда имел от нее поддержку, и до сих пор имею. С удовольствием еду на работу им нетерпением жду поездку домой. Знаю, что меня там ждёт жена, две дочки, правда одна уже не живёт с нами, и два шотландских кота. Наверно я счастлив, чего и вам желаю.

Источник

Российский Кавказ

Жена на ночь — такую услугу предоставляют в Дагестане специальные заведения. Но это совсем не привычные бордели. Их клиентура — мусульманские мужчины, которые девушек не снимают, а берут в жены. Корреспондент PublicPost исследовал специфику «исламской» проституции.

Не путать с борделями

Аминат Умарова (имя изменено) не любит, когда ее мини-отель называют борделем. «Специальный дом — так правильно», — говорит она. В чем специальность? «Дом предоставляет услуги для специфической клиентуры — мусульман. Суть такая, что не все мужчины могут позволить себе взять вторую жену. Или попросту не хотят. Они приходят сюда, выбирают понравившуюся девушку, а затем мы зовем муллу, который заключает между клиентом и девушкой брак. Как правило, утром клиент своей уже жене говорит три раза «я с тобой развожусь», а в исламе это достаточное основание для развода».

По словам Аминат, подобных домов только в Махачкале пять-шесть: «Между прочим, такие дома у нас появились в прошлом году. Идея таких заведений не свежа — они давно уже есть в арабских странах. У нас они тоже сейчас становятся популярнее обычных саун («сауна» в Дагестане — синоним борделя — прим. ред.). Да, для светских людей наши заведения — те же публичные дома, но для религиозных — нет. Они хотят отдохнуть, жена надоела им. Всякое же бывает. Да и девушки идут к нам на работу охотно, кстати. Из тех же саун уходят к нам».

Аминат зовет в свой кабинет работницу. Девушка представляется Джамилей. Она объясняет, что работа в этом доме — своеобразный шанс для девушки: «Шанс в том, что клиент, т. е. муж, если ты ему понравишься, может забрать тебя с собой. Две мои знакомые, которые со мной работали, уезжали в нормальную жизнь отсюда. Тут вся хитрость в том, что мужчины, грубо говоря, играют по исламским правилам».

Аминат знает, что короткие браки в исламе не приветствуются, но у нее есть своеобразное оправдание: «Есть же в исламе понятие «временный брак», т. е. так называемый брак для удовольствия, но он может перерасти в настоящую семью. Молодежь вон сейчас только так и женится, а через месяц или два разводятся. Да и не только молодежь. Мужчины, у которых есть, скажем так, официальная жена, тоже так женятся. А в том, что у них есть вторая жена, они не обязаны отчитываться ни перед кем».

Лучше три, чем одна

Жителю Махачкалы Исрапилу Шарапудинову (имя изменено) в этом году исполнится 35 лет, и совсем недавно он обзавелся третьей женой. А нашел ее в заведении Аминат. «Одна жена у меня живет здесь, в Махачкале, другая в Хасавюрте, а третью я поселил в Каспийске. Первые жены живут в квартирах, которые я купил. Новая жена сейчас живет в съемной двушке, но если Аллах даст, куплю и ей отдельную квартиру скоро. Знают ли жены друг о друге? Третья только знает, а остальным незачем знать. Если меня нет дома, то для них это значит, что я на работе, бизнесом своим занят», — рассказывает Исрапил.

В жестких условиях, где с одной стороны напирают традиции и общественное мнение, а с другой — религии, люди попросту нашли лазейку, которая их устраивает, рассказал дагестанский историк и исследователь ислама Камиль Магомедов: «В суннитском исламе, который распространен в Дагестане, нет понятия «временный брак», но в шиитском есть, и среди шиитов это распространенное явление. Правда, суннитский ислам — он тоже разный, делится на так называемые мазхабы, т. е. течения, а в некоторых из них временные браки разрешены. В шиитском Иране, кстати, эти специфичные заведения разбросаны по всей стране. Оттуда это пошло по арабским странам и рано или поздно должно было к нам добраться тоже».

Магомедов считает, что временные браки в Дагестане — это что-то вроде гражданских браков: последние, правда, в республике осуждаются, но если сказать, что женаты по исламу, то выяснять цели такого союза вряд ли кто будет.

Источник

Adblock
detector